Методические рекомендации по подготовке урока про новомучеников

ссс

МЕТОДИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ

по освещению подвига новомучеников и исповедников Церкви Русской в образовательных организациях общего и дополнительного образования (адаптированные и дополненные материалами по освещению подвига новомучеников и исповедников  Санкт-Петербургской митрополии) скачать

Комитет по образованию поддержал инициативу ОРОиК

Image_7287

Комитет по образованию Санкт-Петербурга поддержал инициативу Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии о проведении олимпиады школьников по Основам православной культуры.

В настоящее время продолжается регистрация на школьный тур олимпиады «Основы православной культуры» 2016-2017.  Школьный тур проходит в очной форме на местах. Ответственный от школы учитель подает заявку на сайте opk.pravolimp.ru, скачивает задания в Личном кабинете и после проведения школьного тура размещает результаты на сайте.

Школьный тур олимпиад носит ознакомительно-просветительский характер, поэтому ученикам, независимо от модуля, изучаемого ими в рамках ОРКСЭ, будет полезно выполнить данную работу.

Темы олимпиад  2016-2017 учебного года:

ОСНОВНАЯ ТЕМА:

«Русь уходящая»: русская культура перед лицом гонений

В 2017 году отмечается 100-летие Поместного Собора Русской Церкви, восстановившего Патриаршество. Собор проходил в 1917/1918 годах, что дает особое основание для посвящения учебного года 2017/2018, прежде всего, памяти этого исторического собора, его участников и современников. Часть участников Собора прославлена в лике новомучеников и исповедников. Это люди, воспитанные в Синодальный период; их жизнь, культурные и интеллектуальные ценности и мировоззрение заслуживают изучения.

Юбилеи, связанные с темой:

  • Крушение Российской Империи (февральский и октябрьский перевороты) – 2017 г.
  • Восстановление Патриаршества в Русской Церкви – 2017 г.

ЛОКАЛЬНАЯ ТЕМА:

«Русское Присутствие на Святой Земле»

Тема приурочена к юбилеям 2017 года:

  • 200-летие со дня рождения архимандрита Антонина (Капустина; 1817–1894) – самого известного начальника духовной миссии в Иерусалиме, выдающегося пастыря, ученого-византиниста; начальника Русской духовной миссии в Иерусалиме, при котором ее деятельность достигла наибольшего расцвета в дореволюционный период.
  • 170-летие основания Русской миссии в Иерусалиме (1847 г.)

Всю подробную информацию можно узнать на официальном сайте олимпиады: pravolimp.ru

Региональным координатором проведения олимпиады в Санкт-Петербурге является куратор образовательных конференций, конкурсов и олимпиад Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии Тимченко Светлана Геннадьевна.

Олимпиада 1

Олимпиада (2)

Христе Боже, возвесели силою Твоею верныя люди Твоя: Воздвижение Креста Господня

крестовоздвижение

— праздник, который Православная Церковь отмечает 27 сентября. В этот день верующие вспоминают, как в 326 году в Иерусалиме был чудом обретен Крест, на котором распяли Иисуса Христа. Мы расскажем о событиях, смысле и традициях Крестовоздвижения.

Что такое Воздвижение Креста Господня

Полное название праздника — Воздвижение Честного и Животворящего Креста Господня. В этот день православные христиане вспоминают два события.

Как говорит Священное Предание, Крест был обретен в 326 году в Иерусалиме. Произошло это около горы Голгофы, где был распят Спаситель.

И второе событие — возвращение Животворящего Креста из Персии, где он находился в плену. В VII веке его вернул в Иерусалим греческий император Ираклий.

Оба события объединяло то, что Крест перед народом воздвигали, то есть поднимали. При этом обращали его ко всем сторонам света по очереди, чтобы люди могли поклониться ему и разделить друг с другом радость обретения святыни.

Воздвижение Креста Господня — двунадесятый праздник. Двунадесятые праздники догматически тесно связаны с событиями земной жизни Господа Иисуса Христа и Богородицы и делятся на Господские (посвященные Господу Иисусу Христу) и Богородичные (посвященные Божией Матери). Крестовоздвижение — Господский праздник.

Когда отмечается Воздвижение Креста Господня

Русская Православная Церковь вспоминает Воздвижение Креста Господня 27 сентября по новому стилю (14 сентября по старому стилю).

У этого праздника есть один день предпразднства и семь дней попразднства. Предпразднство – один или несколько дней перед большим праздником, в богослужения которого уже входят молитвословия, посвященные наступающему празднуемому событию. Соответственно, попразднство — такие же дни после праздника.

Отдание праздника — 4 октября. Отдание праздника — последний день некоторых важных православных праздников, отмечаемый особым богослужением, более торжественным, чем в обычные дни попразднства.

События Крестовоздвижения

Krestovozdvizhenie

Описание событий Воздвижения Креста Господня, которое произошло в IV веке, мы находим у некоторых христианских историков, например, Евсевия и Феодорита.

В 326 году император Константин Великий решил во что бы то ни стало найти утраченную святыню — Крест Господень. Вместе со своей матерью, царицей Еленой, он отправился в поход на Святую Землю.

Раскопки было решено проводить рядом с Голгофой, так как у иудеев был обычай закапывать орудия казни рядом с местом ее совершения. И, действительно, в земле нашли три креста, гвозди и доску, что была прибита надо головой распятого Спасителя. Как говорит Предание, к одному из крестов прикоснулся болящий человек и исцелился. Так император Константин и царица Елена узнали, какой из крестов — тот самый. Они поклонились святыне, а затем патриарх Иерусалимский Макарий стал показывать ее народу. Для этого он встал на возвышение и поднимал («воздвигал») Крест. Люди поклонялись Кресту и молились: «Господи, помилуй!».

В VII веке с воспоминанием обретения Креста Господня было соединено другое воспоминание — о возвращении Древа Животворящего Креста Господня из Персидского плена.

В 614 году Персидский царь завоевал Иерусалим и разграбил его. Среди прочих сокровищ он забрал в Персию Древо Животворящего Креста Господня. Святыня пребывала у иноземцев четырнадцать лет. Лишь в 628 году император Ираклий одержал победу над персами, заключил с ними мир и вернул Крест в Иерусалим.

Как складывалась дальнейшая судьба святыни, историки точно не знают. Кто-то говорит, что Крест находился в Иерусалиме до 1245 года. Кто-то, что его разделили на части и разнесли по всему миру.

Сейчас часть Креста Господня покоится в ковчеге в алтаре греческого храма Воскресения в Иерусалиме.

История праздника Воздвижения Креста Господня

Как говорит Предание, Крест Господень был обретен перед праздником Пасхи, Светлого Христова Воскресения. Поэтому сначала Крестовоздвижение отмечали на второй день Пасхи.

В 335 году в Иерусалиме освятили храм Воскресения Христова. Произошло это 13 сентября. В честь этого праздник Воздвижения перенесли на 14 сентября (по старому стилю; по новому стилю — 27 сентября). Епископы, которые приехали на освящение со всех концов Римской империи, рассказали о новом празднике всему христианскому миру.

Богослужение Воздвижения Креста Господня

В день Крестовоздвижения положено совершать Всенощное бдение и Литургию. Но сейчас всю ночь редко где служат, поэтому центральным становится праздничное Богослужение накануне праздника — бдение.

Воздвижение — это Господский (посвященный Господу Иисусу Христу) двунадесятый праздник. Поэтому его служба не соединяется ни с какой другой службой. Например, память Иоанна Златоуста переносится на другой день.

Интересно, что во время Утрени на Крестовоздвижение Евангелие читается не на середине храма, а в алтаре.

Кульминационный момент праздника — когда первенствующий священник или епископ, одетый в фиолетовое облачение, выносит Крест. Все молящиеся в храме целуют святыню, а предстоятель помазывает их святым елеем. Во время общего поклонения Кресту поется тропарь: «Кресту Твоему покланяемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим».

Крест лежит на аналое до 4 октября — дня отдания Воздвижения. На отдание священник уносит крест в алтарь.

Молитвы Воздвижения Креста Господня

Тропарь Воздвижения Креста Господня

Спаси, Господи, люди Твоя и благослови достояние Твое, победы православным христианом на сопротивныя даруя и Твое сохраняя Крестом Твоим жительство.

Кондак Воздвижения Креста Господня

Вознесыйся на Крест волею, тезоименитому Твоему новому жительству, щедроты Твоя даруй, Христе Боже, возвесели силою Твоею верныя люди Твоя, победы дая нам на сопостаты, пособие имущим Твое оружие мира, непобедимую победу.

Икона Воздвижения Креста Господня

Самый распространенный сюжет иконы Воздвижения Креста Господня сложился в русской иконописи в XV-XVI веках. Иконописец изображает большое скопление людей на фоне одноглавого храма. В центре на амвоне стоит Патриарх с поднятым над головой Крестом. Под руки его поддерживают диаконы. Крест украшен веточками растений. На первом плане — святители и все, кто пришел поклониться святыне. Справа — фигуры царя Константина и царицы Елены.

Икона. Кон. XVIII в. Из праздничного ряда иконостаса церкви села Селезениха Тверской обл. Государственный институт реставрации, Москва.

Икона. Кон. XVIII в. Из праздничного ряда иконостаса церкви села Селезениха Тверской обл. Государственный институт реставрации, Москва.

Митрополит Антоний Сурожский. Проповедь на день Воздвижения Креста Господня

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Мы сегодня поклоняемся с трепетом и благодарностью кресту Господню. Как две тысячи лет тому назад, Крест Господень остается для одних соблазном, для других — безумием, но для нас, верующих и спасаемых Крестом Господним, он является силой, он является славой Господней.

Трепетен Крест Господень: это орудие жестокой, мучительной смерти. Самый ужас, который нас охватывает, когда мы взираем на орудие ее, должен нас научить мере любви Господней. Так возлюбил Господь мир, что Он Сына Своего Единородного отдал, для того чтобы спасти мир. И этот мир, после воплощения Слова Божия, после жизни Христовой на земле, после того, как Он провозгласил Божественное учение в слышание всех народов, и после того, как проповедь любви Он подтвердил, доказал смертью без злобы, смертью, к которой не примешалось ни одно мгновение противления, мести, горечи, — после всего этого наш мир уже не прежний. Его судьба не проходит трагически страшно и мучительно перед Божиим судом, потому что Сам Бог вошел в эту судьбу мира, потому что эта судьба наша теперешняя связала вместе Бога и человека.

И Крест нам говорит о том, как дорог человек Богу и как дорого стоит эта любовь. На любовь можно ответить только любовью, — ничем другим нельзя откупиться за любовь.

И вот перед нами стоит вопрос, вопрос совести пока, который в свое время станет вопросом, который Господь на Страшном суде нам поставит, когда Он встанет перед нами не только в славе Своей, но встанет перед нами изъязвленный за грехи наши. Ибо Судья, Который будет стоять перед нами, это Тот же Самый Господь, Который жизнь Свою отдал за каждого из нас. Что мы ответим? Неужели нам придется ответить Господу, что Его смерть была напрасна, что Крест Его не нужен, что когда мы увидели, как много нас любит Господь, у нас не хватило никакой ответной любви, и мы ответили Ему, что предпочитаем ходить во тьме, что предпочитаем руководиться страстями, похотьми нашими, что для нас дороже широкая дорога мира, чем узкий путь Господень?.. Пока мы живем на земле, мы можем себя обмануть, что есть еще время. Но это неправда, — времени страшно мало. Жизнь наша может оборваться в одно мгновение, и тогда начнется наше стояние перед судом Господним, тогда будет поздно. А теперь время есть: время есть, только если мы каждое мгновение нашей жизни превратим в любовь; только тогда, если мы каждое мгновение жизни превратим в любовь к Богу и любовь к каждому человеку, нравится он нам или нет, близок он нам или нет, — только тогда наша душа успеет созреть к встрече Господней.

Всмотримся в Крест. Если близкий нам человек умер бы за нас и из-за нас, разве наша душа не была бы до самых глубин потрясена? Разве мы не изменились бы? И вот: Господь умер — неужели останемся мы безучастны? Поклонимся Кресту, но поклонимся не только на мгновение: поклонимся, склонимся под этот Крест, возьмем, по мере наших сил, этот Крест на свои плечи, и пойдем за Христом, Который нам дал пример, как Он Сам говорит, чтобы мы за Ним последовали. И тогда мы соединимся с Ним в любви, тогда мы оживем страшным Крестом Господним, и тогда Он не будет стоять перед нами, осуждая нас, но спасая и вводя в бесконечную, торжествующую, победную радость вечной жизни. Аминь.

Источник: foma.ru

Первый семинар Методического Объединения состоялся в Епархиальном управлении

DSC_0022

22 сентября в Бирюзовом зале Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии состоялся первый учебно-методический семинар для участников Методического Объединения. Тема семинара: «Формирование общей культуры личности детей на основе выбора духовно-нравственных ценностей в детской анимации». В семинаре приняли участие специалисты детских садов и начальных школ Санкт-Петербурга, центры духовно-нравственного воспитания, руководители и преподаватели воскресных школ (более 150 участников).Приветственное слово участникам семинара прозвучало от председателя Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии иерея Илии Макарова. Основные доклады представили: иерей Константин Мальцев; Игорь Лысенко – иерей, к.ф.н., к.б.н., преподаватель Санкт-Петербургской Духовной академии; Н.В.Ерёмина – научный руководитель МО к.п.н., ст. преподаватель кафедры социально-педагогического образования ГБОУ ДПО; О.А.Орехова — к.п.н., доцент кафедры морально-психологического обеспечения сил флота ФГВОУ ВПО; Т.В.Коваленко – координатор региональной программы «К здоровой семье через детский сад» СЗГМУ им. И.И.Мечникова; Н.А.Москвичева — Гительсон – научный руководитель специализации «Приходское консультирование по семье».

DSC_0018

Методическое объединение было создано по инициативе Отдела религиозного образования и катехизации Санкт- Петербургской епархии. Соорганизатором МО является Санкт-Петербургская академия постдипломного педагогического образования и общественная организация НП «Ответственное родительство». Целью МО является объединение в единое пространство и взаимодействие на профессиональном уровне специалистов различных образовательных организаций светских и православных, которые осуществляют деятельность по «Духовно-нравственному воспитанию детей и подростков на основе отечественных традиций».

DSC_0016

ПРОГРАММА СЕМИНАРА:

1. Приветственное слово участникам семинара первого заместителя председателя Отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии иерея Илии Макарова
2. Воспитание детей на основе духовно-нравственных ценностей в традиции и современности – Н.В. Еремина , к. п. н., ст. преподаватель кафедры социально-педагогического образования ГБОУ ДПО Академия постдипломного педагогического образования.
3. Виртуальная агрессия-диалог с родителями- Орехова О.А. — к. психол. н., доцент каф. морально-психологического обеспечения сил флота
ФГВОУ ВПО Военно-Морская Академия им. Адмирала Флота Советского Союза Н.Г. Кузнецова, СПб
4. Интерактивный просмотр мультфильмов в семье — Т.В. Коваленко, координатор региональной программы «К Здоровой семье через детский сад» СЗГМУ им. И.И. Мечникова
5. Обсуждение ценностного содержания мультфильма «Аленький цветочек» — преподаватель специализации «Семейная педагогика» Н.А. Москвичева-Гительсон, Отдел религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской епархии иерей Константин Мальцев, преподаватель Санкт-Петербургской Духовной академии к.ф.н., к.б.н. иерей Игорь Лысенко.

Пресс-служба ОРОиК СПб епархии

Lex credendi est lex orandi — закон веры есть закон молитвы. Эпоха Вселенских Соборов

Москва. Урок истории школьников младших классов в Третьяковской галерее.

О том, что мы не чужие, а родные Богу, преподобный Макарий Египетский написал удивительные слова: «Нет иной такой близости и взаимности, какая есть у души с Богом, и у Бога с душою» (Беседа 45:5). И в этом запредельная высота христианского призвания.

И ответить на любовь Бога, «даже до Креста и погребения снисшедшего» к нам, мы можем только любовью. Учиться любить Бога «всем сердцем, всею душою, всеми силами и всем разумением» означает еще  знать о предмете любви. Наличие «разумения» о Боге подтверждает то, что мы ищем Его в своей жизни. И до того момента, когда последователей Христа стали именовать христианами (было это в сирийской Антиохии), их называли учениками. И путь христианской учебы, путь познания Божественного Откровения, путь молитвы и покаяния – это вся наша жизнь. И «потому что искомое, – по слову святителя Григория Нисского, – выше всякого познания» (жизнь Моисея Боговидца. Гл. 33), и потому, что Бог – не предмет науки, а наш Творец и Спаситель, «мы Им живем, и движемся  и существуем» (Деян. 1:28).

В духовной жизни нет мелочей, в ней сосредоточены все душевные, интеллектуальные и даже физические силы человека. И путь к Богу – это  молитва, это аскетический труд, и это богословие. В IV веке ученик великих капподокийцев,  авва Евагрий написал: «Если ты богослов, то будешь молиться истинно, а если истинно молишься, то ты богослов» (Слово о молитве. 61). Именно из знания о величии Бога и Его святости проистекает наше славословие и смиренное представление о самих себе, именно молитвенная обращенность к Богу делает так, что вероучительные формулы – догматы, становятся не отвлеченными определениями, но частью нашей духовной жизни. Неслучайно поэтому, что Никео-Цареградский Символ веры, молитвой не являющийся, тем не менее, входит и в утреннее молитвенное правило и в последование самой главной службы Церкви: Божественной литургии.

И конечно, знать учение Церкви, ее богословие, догматы, в которых очерчены границы православного –  правильного ведения Бога, необходимо не только потому что в них отразилась история нашей Церкви, а прежде всего потому, что они открывают для нас правое мнение о Том, Кто находится в центре всей жизни Церкви и в центре всего мироздания – о Христе Спасителе. Узнавая о Боге, мы познаем и самих себя, открываем подлинный смысл нашей жизни, то, ради чего, мы пришли в этот мир и ради чего его покинем. Ведь наш Бог стал человеком, и Тот, Кто, по слову отцов I Вселенского собора, является «единосущным» Отцу по Божеству, согласно с вероопределением III Вселенского собора «единосущен» и нам, по Своей человеческой природе.

В основе всех богословских споров, которые волновали и сотрясали византийское общество и в итоге приводили к созыву Вселенских соборов, лежал не просто конфликт различных взглядов на Личность Христа, исторические особенности древних богословских школ или несогласованности терминологии – это был вопрос спасения. Ведь освобождение человека от рабства греха и вечной погибели возможно только тогда, когда Иисус Христос – Бог и человек. Если бы Он не был Богом, то не смог бы победить смерть Воскресением, но если бы при этом не был и человеком, то между Ним и нами не было бы ничего общего, и следовательно не было бы реального общения со Христом в Церкви и ее Таинствах.  Поэтому в преддверии IV Вселенского собора папа Лев Великий писал: «Не полезно для спасения и одинаково опасно – признавать во Христе Иисусе или только Бога без человека, или только человека без Бога» (Послание к Флавиану, архиепископу Константинопольскому).

Господь Иисус Христос, по слову Писания, не только краеугольный камень мироздания, но также «камень преткновения и камень соблазна» (Рим.9:31). И вся проблематика эпохи Вселенских соборов вращается вокруг Личности Христа Спасителя, сначала как споры о Его Божестве, а затем о Его человеческой природе – вопросы христологии – как сосуществуют в Единой Личности Христа две природы.  «В христологических спорах, – по слову протоиерея Георгия Флоровского, — в действительности обсуждалась и решалась антропологическая проблема. Ибо спор шел о человечестве Спасителя, о смысле восприятия Единородным Сыном и Словом человеческого естества. И тем самым, – о смысле и пределе человеческого подвига и жизни. Может быть, именно поэтому христологические споры получили такую исключительную остроту, и затянулись на три столетия» (Византийские отцы V-VIII веков).

Церковь выразила свое знание о Спасителе – Истинном Боге и подлинном человеке в знаменитом оросе IV Вселенского собора, согласно с которым Бог и человек пребывают и познаются в Личности Господа Иисуса Христа «неслитно, неизменно, нераздельно, неразлучно».

Эти четыре слова сохраняют полную антиномию для разума тайны Личности Спасителя как Бога и человека, и в тоже время ограждают от двух полярных взглядов на Господа породивших две самые грубые христологические ереси: несторианство, разделяющее Христа на отдельно Бога и человека, и монофизитство, утверждавшее полное растворение человеческой природы в Божественной. Вероопределение Халкидонского собора – это еще и ответ на наше вопрошание о Богочеловеческой природе Церкви, о пребывании Бога в Таинствах и о нашем с Ним соединении – нашем спасении. Таким образом, догмат о Богочеловечестве Спасителя, это не отвлеченный богословский вопрос, а то, что должно помочь нам приходить к Богу и осознавать наше с Ним единство.

Также и учение VI Вселенского собора, утвердившее наличие человеческой воли у Христа Спасителя, и то, что эта «Его воля следует, а не противоречит, или противоборствует, скорее же и подчиняется Его божественной и всемогущей воле», говорит и о нас. О нашей воле, о необходимости нашего следования за волей божественной, как научил нас Господь,  и  о чем мы призваны просить  Отца Небесного: «Да будет воля Твоя…»

Одним словом, как гласит древняя христианская поговорка: «закон веры – есть закон молитвы». Богословие должно быть неотделимо от практики христианской жизни. И, наверное, лучше всего это иллюстрирует догмат иконопочитания в соответствии с которым «честь воздаваемая образу восходит к Первообразу и поклоняющийся иконе покланяется Ипостаси изображенного на ней». Восстановление иконопочитаения, которое потребовало молитвенного, богословского и мученического подвига, тогда в IX веке назвали «воскресением православия», теперь это праздник Торжества православия, отмечаемый в первый воскресный день Великого поста.  И сегодня, спустя века после VII Вселенского собора икона является неотъемлемой составляющей нашей домашней молитвы и храмового богослужения.

Все богословие есть осмысление и раскрытие Евангельской истины. Причем богословие формируется в истории и следовательно связанно с условиями (культурными, языковыми) в которых проходило его становление. И в то же время результат богословия не плод труда одного лишь человека, его разума и опыта. Это продолжение действия Бога в мире – это соработничество с Богом. «Изволилось Святому Духу и нам» (Деян. 15:28), – так писали участники апостольского собора в Иерусалиме в середине I века и этими же словами начинали свои вероопределения участники Вселенских Соборов. Автор древнего памятника христианской письменности (послания к Диогнету) свидетельствовал о христианах: «Их учение не есть плод мысли или изобретение людей ищущих новизны, они не привержены к какому либо учению человеческому как другие».

И даже вся сложная богословская полемика между святителем Григорием Паламой и Варлаамом, проходившая в XIV веке, сводилась к самому главному и насущному вопросу духовной жизни – богообщению. Согласно святителю, общение между Богом и человеком возможно потому, что существует ипостасное единство человеческой и божественной природ в Господе Иисусе Христе. Бог остается неприступным, но Его божественная сила сообщается человеку и может восприниматься нами. Троичный Бог обладает одной природой, и, следовательно, общими энергиями. Поэтому в каждом Божественном действии участвуют все Три Лица – Единый Бог. И раз Христос обладает Божественной природой, то значит для нас Он источник нетварных божественных энергий. И приобщаясь Христу — Его человечеству, мы причащаемся Его божественной энергии, сопричастной Его человеческой природе. И значит в одно и то же время Бог остается неприступным, неописуемым, непознаваемым, и в то же время Он открывается в даре Своей любви – Благодати, так что мы в Нем, а Он в нас  может пребывать. И в этом наше высшее призвание – стать «причастниками Божеского естества» (2 Петр. 1:14).

И если совершенное видение Бога в полноте откроется лишь в жизни будущего века, то начинается оно уже здесь и сейчас. И потому совершенно естественно, что вопросы вероучения были настолько важны для древних христиан, что их разрешению они посвящали не только время, но иногда и свои жизни. Святитель Григорий Нисский иронично описывал ситуацию, когда «все полно людьми, рассуждающими о непостижимом. Спросишь: сколько оболов надо заплатить, – философствует о рожденном и нерожденном. Хочешь узнать цену на хлеб – отвечают: Отец больше Сына. Спрашиваешь: готова ли баня? Говорят: Сын произошел из ничего».

Учение о Троичном Боге и Богочеловечестве Христа актуально и сегодня, и чтобы его воспринять, чтобы чеканные формулы догматических формулировок стали частью нашей молитвенной жизни,  требуется  усилие. Но ведь разве можно быть христианином и не знать о Христе?

Наверное люди просто измельчали духовно, если курс валют и подробности жизни телезвезд сегодня интересуют их более нежели знание о Боге. А вот византийцев волновало то, что приводит к Богу или отдаляет от него, то самое главное в жизни, то, что Господь назвал «единым на потребу». Это и сегодня самый насущный вопрос бытия, просто человек забывает, что ничего не возьмет с собой из этого мира, ни автомобиль, ни айфон – ничего кроме собственной души, которая  должна еще здесь, в нашем мире, встретить Бога и войти в Его любовь. И Господь открывается нам в Священном Писании, прежде всего в Евангелии,  и мы познаем Бога в молитве и, наконец, мы узнаем Его в учении Церкви.

Учение о Боге, выраженное в эпоху Вселенских соборов, есть ничто иное как осмысление, сохранение и незамутненное выражение Евангельской истины о Боге, ставшем человеком и пришедшем к нам. И если Пресвятая Богородица Мария дала Свою пречистую плоть, чтобы Слово стало человеком, то трудами святых отцов Благовестие Христа  обрело выражение в богословии и стало православным — правым мнением о Боге и Его прославлением.

 

прот. Михаил Браверман

Статья из журнала «Верующий разум», выпуск №5 (2015-2016) Тема: «Разоблачая мифы — преодолевая сомнения»

Воздвижение Креста Господня

крест

14/27 сентября

Праздник Воздви­жения, посвященный Кресту Христову, вы­ражает литургический (богослужебный) аспект почитания христианами Голгофского Креста как орудия спасения челове­чества. Название указы­вает на торжественное поднятие Креста вверх («воздвижение») после обнаружения его в земле. Это единственный дву­надесятый праздник (т. е. один из двенадцати ве­личайших праздников годового цикла), истори­ческой основой которого явились не только ново­заветные события, но и более поздние – из обла­сти церковной истории.

Рождение Богоматери, праздновавшееся шестью днями ранее, – преддверие тайны воплощения Бога на земле, а Крест возвещает о Его будущей жертве. Поэтому праздник Креста тоже стоит в начале церковного года (14/27 сентября). Его происхождение связано с тор­жеством христианства в IV веке. Вспомним историю Святых мест.

Тремя столетиями ранее, весной 30 года, въезжая в Иерусалим за неделю до страданий, Христос, – пишет евангелист Лука, – «заплакал о нём и сказал: «О, если бы в этот день и ты уразумел, что ведёт к миру! Но это сокрыто ныне от глаз твоих. И вот постигнут тебя такие дни, когда твои враги возведут против тебя осадные башни, и возьмут тебя в кольцо, и отовсюду будут тебя теснить, и повергнут во прах тебя и обитающих в тебе, и не оставят у тебя камня на камне…»» (19:41–44).

Прошло сорок лет, и римские оккупанты, жестоко подавившие восстание жителей Палестины, взяли штурмом Иерусалим. При этом сгорел Храм (70 г., сентябрь), единственное дозволенное в Ветхом Завете место поклонения Единому Богу, и с тех пор богослужения в собственном смысле (жертвоприношения) у иудеев не совершаются.

Во II веке император Адриан, разгромивший последнее антиримское восстание Бар-Кохбы (132–135), враждебный как к иудеям, так и к христианам, решил уничтожить все следы ненавистных ему религий. Он полностью перестроил Иерусалим (ставший эллинистическим городом, пребывание в котором евреям было запрещено под страхом смерти) и назвал его, в честь жены, Элия Капитолина. На два столетия Святой город словно бы исчез с лица земли[1].

На месте Голгофы и Гроба Господня был построен храм Венеры, а на террасе бывшего Иерусалимского храма – храм Юпитера. Роща Адониса окружила Вифлеемскую пещеру.

Только после 313 г., когда «Миланский эдикт» (точнее – рескрипт) римского императора Константина I Великого (306–337) предоставил христианам свободу вероисповедания, началось восстановление пору­ганных Святынь. Сам император приказал построить храм Воскресения (греч. Анастасис) на месте Голгофы и пещеры Гроба Господня после произведённых на этом месте раскопок. Его освящение состоялось 13 сентября 335 г., и было решено праздновать Воздвижение Креста 14 сентября (по юлианскому календарю). По преданию, хранившийся в Иерусалиме Крест Господень был незадолго до этого (в 325 или 326 г.) найден («обретён») матерью Константина, вдовствующей императрицей Еленой, совершившей паломничество по Святым местам и лично возглавившей раскопки Голгофы. (Римская церковь празднует «Обретение Святого Креста Господня» 3 мая, согласно указанию древних авторитетных месяцесловов.) Официальное церковное сказание об установлении праздника читается у византийских историков уже следующего (V-го) столетия; при этом они приводят различные варианты этого события.

Согласно Феодориту Кирскому († ок. 466 г.), царица Елена, «увидев место, принявшее спасительные для всего мира страдания, тотчас повелела разрушить постыдное капище (храм Венеры) и вывезти сор. Когда же открылась гробница, то явились три креста, зарытые при Гробе Господнем. Тут все несомненно уверились, что один из них был крест Господа нашего и Спасителя Иисуса Христа, а прочие кресты распятых с Ним разбойников, но никто не знал, который именно прикасался к телу Господню и принял капли драгоценной Его крови. Мудрейший Макарий, предстоятель города (архиепископ Иерусалимский), разрешил это недоумение следующим образом. Одна знаменитая женщина одержима была продолжительной болезнью. Возлагая на неё с молитвой и благоговением каждый из этих крестов, он узнал силу креста Спасителя, который, лишь только коснулся той жены, тотчас исцелил тяжкую её болезнь. Таким образом мать царя достигла того, что составляло предмет её пламенных желаний» (Церковная история 1, 18). По версии же другого историка, Созомена († сер. V в.), подлинность Голгофского Креста выявилась при возложении на него покойника, немедленно воскресшего.

После этого архиепископ Макарий высоко «воздвиг» (поднял) Животворящий Крест над молящейся толпой жителей Иерусалима и паломников, давая возможность всем увидеть святыню. Согласно современной православной традиции, накануне праздника Воздви­жения (за Всенощным бдением, после «Великого славословия»), священник выносит изображение креста (распятие) из алтаря на середину храма, возлагая его на аналой. В соборных церквах существует обычай медленно «воздвигать» его на четыре стороны света при пении «Господи, помилуй!» Поскольку Крест – символ страданий, то в день Воздвижения установлен пост.

Сказание об обретении Креста следует оценивать не в историчес­ком, но в богословско-символическом аспекте (подобно Введению Богородицы во Храм), поскольку современникам Константина и Елены оно неизвестно. Сам имп. Константин в поздравительном письме

[1] Интересно, что прежнее название Святому Граду вернули только в середине IV века, уже после первого «христианина на троне римских кесарей» имп. Константина, приказавшего построить в Иерусалиме Храм Воскресения! На I Вселенском соборе (325 г.) присутствовал скромный и не игравший никакой роли «епископ Элии» (т. е. Иерусалима), подчинённый архиепископу Кесарии (Цезареи) Палестинской (гражданская столица Иудеи). В V столетии это унизительное состояние ликвидировали, но церковные диптихи определили патриарху Иерусалимскому только пятое место; а после разрыва с первенствующим Римом (1054 г.) он стал четвертым по старшинству в семье Православных Церквей и пребывает на этом месте до сих пор (первым же стоит патриарх Константинопольский, реально – Стамбульский!). Как видим, политическая традиция, восходящая ко временам ещё языческой Римской империи, вопреки здравому смыслу санкционирована и церковными канонами.

к архип. Макарию, предлагая украсить недавно открытый гроб Господень, ничего не говорит о Кресте. Не знает о нём и «Паломник из Бордо» (333 г.), описавший Голгофу и храм Воскресения. Знаменитый историограф констан­тиновой эпохи Евсевий, архиепископ Кесарии Палестинской (в подчинении которого находилась тогда Иерусалимская Церковь), в своём «Похвальном слове императору Константину» (335 г.) и «Жизни Константина» также не упоминает об обретении Креста. При этом он подробно описывает его строительную деятельность на месте воскресения Христова, предшеству­ющие раскопки Гроба и даже паломничество по Святым местам Елены. (Разумеется, такое нарочитое игнорирование величайшей христианской Святыни было бы невозможным даже для объективного языческого исто­рика, тем более для правящего архиерея, в епархии которого будто бы произошло это знаменательное событие!) Во 2-й пол. IV в. архиеп. Кирилл Иерусалимский уже говорит о почитании Креста Господня в Иерусалиме и о том, что частицы его разнесены христианами по всей империи.

Вероятно, в это время начинает формироваться цикл легенд об обретении Креста Господня. Сюжетно они объединены образом благо­честивой женщины, нашедшей на Голгофе три креста и через излечение (или воскрешение) человека определившей истинный Крест. Впервые о нахождении Креста Еленой пишет в 395 году Амвросий Медиоланский (западный епископ, не бывавший в Иерусалиме!). У другого западного писателя и поэта Павлина Ноланского (403 г.) появляются подробности – о призвании Еленой на Голгофу, в качестве советников, еврейских и христианских мудрецов и о божественном вдохновении, разрешившем недоумение императрицы. В сирийских вариантах легенды среди по­мощников Елены, кроме архиепископа Макария, фигурируют другие персонажи (в том числе последний иудео-христианский епископ Иерусалима Иуда Кириак). Ещё одна версия приписывает первое обре­тение Креста мифической Протонике, именуемой женой имп. Клавдия (41–54 г.). Святой Иоанн Златоуст (†407 г.) противопоставляет этим легендам утверждение об эсхатологическом смысле Креста, который не остался на земле, но был взят Спасителем на небо, чтобы вновь явиться с Ним лишь во время Второго Славного Пришествия. (В других текстах с именем этого автора – текстологи признают их неподлинными – приводится традиционное сообщение о находке трех крестов.)

Лит.: Скабалланович М. Н. Воздвижение Честного и Животворящего Креста Креста Господня. Киев, 2004; Chirat H. Cross. Finding of the Holy // New Catholic encyclopedia. Palatine, 1981. Vol. 2, p. 479–482.

Ю. Рубан

Нормативные документы по конкурсу «Красота Божьего мира»

По всем вопросам обращаться в Отдел религиозного образования и катехизации по адресу: наб. Реки Монастырки, д. 1

Информационное письмо

Положение о конкурсе

Номинации 2016 года

Регламент епархиального этапа

Заявка на конкурс

Согласие родителя на передачу авторских прав

Смотреть видеоролик о конкурсе

 

а.Приложение №3.Номинации XII Международного конкурса

«Радость всей вселенной»

845612

Од­но из ли­тур­ги­че­ских пес­но­пе­ний спра­вед­ли­во утвер­жда­ет, что о Бо­го­ма­те­ри нам «удобее мол­ча­ние» («при­лич­нее мол­чать»)! Это дей­стви­тель­но так, по­это­му це­ло­муд­рен­ное по­вест­во­ва­ние ка­но­ни­че­ских Еван­ге­лий от­ме­ча­ет лишь неко­то­рые эпи­зо­ды Её жиз­ни, да и то лишь в свя­зи с Сы­ном. Ни сло­ва не ска­за­но о рож­де­нии, юно­сти (до об­ру­че­ния Иоси­фу), а за­тем о жиз­ни по­сле воз­не­се­ния Сы­на (здесь по­след­нее о Ней упо­ми­на­ние, – Деян.1:12-14) и, на­ко­нец, о бла­жен­ном упо­ко­е­нии («успе­нии»).

По­нят­ное че­ло­ве­че­ское лю­бо­пыт­ство, не же­ла­ю­щее ми­рить­ся с тем, что да­ле­ко не обо всём нам сле­ду­ет знать и го­во­рить, на­хо­дит се­бе от­ду­ши­ну в мно­го­чис­лен­ных апо­кри­фи­че­ских (т. е. «тай­ных», «со­кро­вен­ных») текстах, буд­то бы пред­на­зна­чен­ных для неких «из­бран­ных». Они не вхо­дят в Биб­лию, не име­ют дог­ма­ти­че­ско­го ав­то­ри­те­та и со­дер­жат нема­ло со­мни­тель­ных опи­са­ний, про­ти­во­ре­ча­щих ис­то­ри­че­ским ре­а­ли­ям. Тем не ме­нее, неко­то­рые на­зи­да­тель­ные и «уми­ли­тель­ные» сю­же­ты Цер­ковь воз­во­дит в ранг Свя­щен­но­го Пре­да­ния и фик­си­ру­ет в сво­ём ли­тур­ги­че­ском на­сле­дии. Один из апо­кри­фи­че­ских па­мят­ни­ков – «Кни­га о рож­де­нии Ма­рии» – и ле­жит в ос­но­ве празд­ни­ка Рож­де­ство Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы.

845612
Рождество Пресвятой Богородицы.
Фреска церкви свв. Иоакима и Анны

в монастыре Студеница. Сербия, 1304 г.

В пра­во­слав­ном ка­лен­да­ре это тор­же­ство при­над­ле­жит к раз­ря­ду дву­на­де­ся­тых бо­го­ро­дич­ных празд­ни­ков. Ра­зу­ме­ет­ся, нам не из­ве­стен ни точ­ный год, ни, тем бо­лее, ис­то­ри­че­ский день рож­де­ния Де­вы. Это про­изо­шло при­мер­но за два де­ся­ти­ле­тия до на­ча­ла эры от Рож­де­ства Хри­сто­ва. По­сколь­ку рож­де­ние бу­ду­щей Ма­те­ри Гос­по­да сим­во­ли­че­ски от­кры­ва­ет ис­то­рию Но­вой, Хри­сти­ан­ской, эры, то ло­гич­но, что имен­но этот празд­ник по­ме­щён в на­ча­ло цер­ков­но­го го­да. Он вы­ра­жа­ет аб­со­лют­ный смысл Дня Рож­де­ния Де­вы Ма­рии как со­участ­ни­цы ис­то­рии на­ше­го Спа­се­ния.

Смысл празд­ну­е­мо­го со­бы­тия рас­кры­ва­ет­ся толь­ко в ис­то­ри­ко-ре­ли­ги­оз­ном кон­тек­сте. По­это­му при­шед­шим в храм пред­ла­га­ет­ся пе­ре­жить дра­ма­тич­ную ис­то­рию по­след­них лет жиз­ни без­дет­ной по­жи­лой су­пру­же­ской че­ты, Иоаки­ма и Ан­ны, при­над­ле­жав­шей к «мес­си­ан­ско­му ро­ду» ца­ря Да­ви­да. Она счаст­ли­во за­вер­ши­лась рож­де­ни­ем до­че­ри, чьё бу­ду­щее ни они са­ми, ни кто-ли­бо дру­гой не мог пред­ви­деть.

Как из­вест­но, мес­си­ан­ские ожи­да­ния ев­ре­ев, до­стиг­шие в пе­ри­од рим­ской ок­ку­па­ции (с 63 г. до н. э.) сво­е­го апо­гея, вы­ра­жа­лись для по­том­ков ца­ря Да­ви­да в на­деж­де стать ро­ди­те­ля­ми Мес­сии-Осво­бо­ди­те­ля. Осталь­ные на­де­я­лись на уча­стие их на­след­ни­ков в Его бу­ду­щем веч­ном Цар­стве. По­это­му бес­пло­дие рас­смат­ри­ва­лось не как физи­че­ский недо­ста­ток, до­стой­ный со­чув­ствия, но как на­ка­за­ние Бо­жие за яв­ные или тай­ные гре­хи. Не оста­вив­ший потом­ства че­ло­век бес­след­но ис­че­зал с ли­ца зем­ли и из люд­ской па­мя­ти.

Из­гна­ние без­дет­но­го Иоаки­ма из хра­ма.
Дж­от­то ди Бон­доне
Ка­пел­ла Скро­ве­ньи, Па­дуя, 1304–1306

Пре­да­ние по­вест­ву­ет, что Иоаки­му, од­на­жды по­же­лав­ше­му при­не­сти жерт­ву в Иеру­са­лим­ском хра­ме, бы­ло пуб­лич­но ука­за­но на его «недо­сто­ин­ство». Некий хра­мо­вый книж­ник по­до­шел к нему и ска­зал: «Не над­ле­жит те­бе участ­во­вать в жерт­во­при­но­ше­ни­ях, пред­ла­га­е­мых Бо­гу, ибо не бла­го­сло­вил те­бя Бог и не дал те­бе потом­ство в Из­ра­и­ле!» «По­срам­лён­ный пе­ред на­ро­дом», несчаст­ный ста­рец уда­лил­ся в пу­сты­ню к сво­им ста­дам, дав обет не воз­вра­щать­ся до тех пор, по­ка не по­лу­чит зна­ме­ния Свы­ше.

Оста­вав­ша­я­ся до­ма Ан­на, узнав о бес­че­стии, по­стиг­шем су­пру­га, вы­шла в сле­зах и смя­те­нии во двор и уви­де­ла сре­ди вет­вей лав­ро­во­го де­ре­ва гнез­до ед­ва опе­рив­ших­ся птиц. Этот зри­мый укор её бес­пло­дию был по­след­ней кап­лей, пе­ре­пол­нив­шей ча­шу стра­да­ния несчаст­ной жен­щи­ны. Ры­дая, Ан­на воз­вы­си­ла го­лос к Бо­гу: «Гос­по­ди Бо­же все­мо­гу­щий, дав­ший потом­ство и пло­до­ро­дие вся­кой тва­ри, и зве­рям, и зме­ям, и ры­бам, и пти­цам, дав­ший им ра­до­вать­ся на сво­их де­те­ны­шей! Я при­но­шу Те­бе бла­го­дар­ность, ибо Ты при­ка­зал мне од­ной быть ли­шен­ной ми­ло­стей бла­го­сти Тво­ей, ибо Ты зна­ешь, Гос­по­ди, тай­ну мо­е­го серд­ца, и я со­тво­ри­ла обет от на­ча­ла пу­ти мо­е­го, что ес­ли Ты дашь мне сы­на или дочь, я по­свя­щу их Те­бе в Свя­том хра­ме Тво­ём».

Встре­ча у Зо­ло­тых во­рот.
Дж­от­то ди Бон­доне
Ка­пел­ла Скро­ве­ньи, Па­дуя, 1304–1306

Мо­лит­ва бы­ла услы­ша­на, и явив­ший­ся ан­гел объ­явил ей о рож­де­нии бла­го­сло­вен­ной До­че­ри. Воз­бла­го­да­рив Бо­га, Ан­на по­спе­ши­ла в Иеру­са­лим, чтобы у Зо­ло­тых во­рот встре­тить Иоаки­ма, по­лу­чив­ше­го од­новре­мен­но с ней та­кое же ан­гель­ское бла­го­ве­стие.

Ро­див­шу­ю­ся вско­ре дочь на­зва­ли име­нем, дан­ным ей ра­нее ан­ге­лом, – Ма­ри­ам (Ма­рия), что зна­чит «гос­по­жа» или «кня­ги­ня». Де­воч­ка, ис­про­шен­ная у Бо­га, долж­на бы­ла, по обе­ту ро­ди­те­лей, к Нему и вер­нуть­ся, чтобы вос­пи­ты­вать­ся в об­ста­нов­ке осо­бой ри­ту­аль­ной чи­сто­ты при Иеру­са­лим­ском хра­ме, под­го­тав­ли­ва­ясь к сво­е­му един­ствен­но­му в че­ло­ве­че­ской ис­то­рии слу­же­нию. По­это­му в трех­лет­нем воз­расте со­сто­я­лось Её це­ре­мо­ни­аль­ное «Вве­де­ние во Храм» (те­ма сле­ду­ю­ще­го дву­на­де­ся­то­го бо­го­ро­дич­но­го празд­ни­ка).

Неожи­дан­ное и неска­зан­ное рож­де­ние Ма­рии от по­жи­лых ро­ди­те­лей по­вто­ря­ет чу­до рож­де­ния Её да­ле­ко­го пред­ка Иса­а­ка у пре­ста­ре­лых Ав­ра­ама и Сар­ры. Здесь про­дол­жа­ет­ся по­учи­тель­ная биб­лей­ская те­ма «ис­про­шен­ных у Бо­га» де­тей, ко­то­рым имен­но вви­ду это­го пред­сто­ит ве­ли­кое бу­ду­щее: Иосиф Пре­крас­ный, про­рок Са­му­ил, Иоанн Кре­сти­тель… По­это­му Рож­де­ство Бо­го­ро­ди­цы – празд­ник все­лен­ской ра­до­сти, как об этом и по­ёт­ся в празд­нич­ном тро­па­ре:

«Рож­де­ние Твоё, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва,
ра­дость воз­ве­сти­ло всей Все­лен­ной:
ибо из Те­бя вос­си­я­ло Солн­це прав­ды – Хри­стос Бог наш.
Он снял про­кля­тие и дал бла­го­сло­ве­ние;
Он уни­что­жил смерть и да­ро­вал нам жизнь веч­ную!»

В во­сточ­ной ико­но­гра­фии Рож­де­ства Бо­го­ма­те­ри ча­ще все­го изо­бра­жа­ет­ся мо­мент под­не­се­ния но­во­рож­ден­ной Ма­рии к гру­ди ма­те­ри Ан­ны, ле­жа­щей на по­сте­ли в окру­же­нии по­ви­валь­ных ба­бок и до­мо­чад­цев. По­дроб­но ил­лю­стри­ру­ют ис­то­рию Рож­де­ства Ма­рии за­ме­ча­тель­ные в сво­ей чи­сто­те и на­ив­но­сти фрес­ки Дж­от­то ди Бон­доне (ка­пел­ла Скро­ве­ньи в Па­дуе, 1304–1306 гг.).

Ли­те­ра­ту­ра: Кни­га о рож­де­нии Бла­го­дат­ной Ма­рии и дет­стве Спа­си­те­ля, на­пи­сан­ная по-ев­рей­ски бла­жен­ней­шим еван­ге­ли­стом Мат­фе­ем и пе­ре­ве­ден­ная по-ла­тин­ски бла­жен­ным Иеро­ни­мом пре­сви­те­ром // Апо­кри­фи­че­ские ска­за­ния об Иису­се, Свя­том се­мей­стве и сви­де­те­лях Хри­сто­вых. М., 1999; Раш­ков­ский Е. Б. «С вы­со­ты Во­сто­ка…». Дву­на­де­ся­тый празд­нич­ный цикл в пра­во­слав­ном бо­го­слу­же­нии. М., 1993. С. 78–81; Ска­бал­ла­но­вич М. Н. Рож­де­ство Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы. Ки­ев, 2004; Ру­бан Ю. Рож­де­ство Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы // «Во­да жи­вая». С.-Пе­тер­бург­ский цер­ков­ный вест­ник. 2007. № 9.

Юрий Ру­бан,
канд. ист. на­ук, канд. бо­го­сло­вия

При­ло­же­ние

Мит­ро­по­лит Су­рож­ский Ан­то­ний

Слово на Рождество Пречистой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии

В Сво­ём Еван­ге­лии наш Гос­подь го­во­рит: «Ко­гда на­сту­па­ет вре­мя мла­ден­цу ро­дить­ся, то бы­ва­ет скорбь: ко­гда же он ро­дит­ся – пре­бы­ва­ет од­на ра­дость, ибо но­вая жизнь во­шла в мир…» И ко­гда рож­да­ет­ся ре­бе­нок, окру­жа­ю­щие ди­вят­ся: ка­ко­ва бу­дет судь­ба это­го мла­ден­ца? Рож­де­ние мла­ден­ца – толь­ко пер­вый день его. Ка­ко­ва бу­дет дол­гая чре­да дней, со­став­ля­ю­щих че­ло­ве­че­скую жизнь? И ка­ков бу­дет по­след­ний день, ко­то­рый под­ве­дет итог все­му, что бы­ло жиз­нью это­го че­ло­ве­ка?

Се­го­дня мы празд­ну­ем День Рож­де­ния Бо­жи­ей Ма­те­ри, и на­ша мысль об­ра­ще­на к Ней. Она ро­ди­лась, как го­во­рит Еван­ге­лие, – не про­сто от хо­те­ния пло­ти и хо­те­ния му­жа (хо­тя так, как и все де­ти). В выс­шем смыс­ле – Она ро­ди­лась от Бо­га. Она ро­ди­лась как по­след­нее, за­клю­чи­тель­ное зве­но длин­ной це­пи лю­дей, муж­чин и жен­щин, бо­ров­ших­ся на про­тя­же­нии всей че­ло­ве­че­ской ис­то­рии. Они бо­ро­лись за чи­сто­ту, бо­ро­лись за ве­ру и пол­но­ту, бо­ро­лись за цель­ность, бо­ро­лись, чтобы на пер­вом ме­сте в их жиз­ни был Бог, и они по­кло­ня­лись бы Ему в ис­тине и слу­жи­ли бы Ему со всей вер­но­стью. В этом длин­ном ря­ду лю­дей бы­ли и греш­ни­ки, в жиз­ни ко­то­рых, мо­жет быть, бы­ла толь­ко од­на чер­та, ис­ку­па­ю­щая са­мо их су­ще­ство­ва­ние; бы­ли в нём и свя­тые, в чьей жиз­ни ед­ва ли най­дет­ся ка­кой-то недо­ста­ток. Но всем им при­хо­ди­лось бо­роть­ся, и у всех их од­на чер­та бы­ла об­щей: они бо­ро­лись во имя Бо­жие – про­тив са­мих се­бя, а не про­тив дру­гих – для то­го, чтобы вос­тор­же­ство­вал Бог. И по­сте­пен­но, из сто­ле­тия в сто­ле­тие, они под­го­то­ви­ли На­след­ни­цу сво­е­го ро­да. Она долж­на бу­дет ро­дить­ся, как и вся­кий мла­де­нец, в ря­ду добра и зла, гре­ха и свя­то­сти, но Она бу­дет ре­бен­ком, ко­то­рый из­бе­рёт доб­ро с са­мо­го на­ча­ла и бу­дет жить в чи­сто­те и во все­це­лой вер­но­сти сво­е­му че­ло­ве­че­ско­му ве­ли­чию…

Се­го­дня ро­ди­лась Бо­жия Ма­терь; се­го­дня на­чи­на­ет­ся пре­одо­ле­ние раз­ры­ва меж­ду Бо­гом и че­ло­ве­ком, су­ще­ство­вав­шее с мо­мен­та гре­хо­па­де­ния. Се­го­дня ро­ди­лась Та, Кто ста­ла Мо­стом меж­ду Небом и зем­лей; Та, Кто ста­ла Две­рью Бо­го­во­пло­ще­ния, – две­рью, рас­пах­нув­шей­ся в Небо. Бу­дем се­го­дня ра­до­вать­ся, вспо­ми­ная «на­ча­ло на­ше­го спа­се­ния». Ста­нем ду­мать о Ней с лас­кой, ди­вить­ся на Неё и <…> лю­бить Её с бла­го­го­ве­ни­ем; по­кло­нять­ся Ей так, чтобы стать до­стой­ны­ми быть од­но­го с Ней ро­да – ро­да че­ло­ве­че­ско­го! Из на­ше­го ро­да и ро­дил­ся Бог, по­то­му что Она яви­ла та­кую со­вер­шен­ную вер­ность бо­же­ствен­но­му обе­ща­нию. Аминь.

21 сен­тяб­ря 1981 г..

(Из кни­ги «Про­по­ве­ди и бе­се­ды». Москва, 1991.)


Размышления о дне рождения

Дру­зья! Кол­ле­ги!

В свя­зи с празд­ни­ком Рож­де­ства Бо­го­ро­ди­цы, пер­вым дву­на­де­ся­тым празд­ни­ком пра­во­слав­но­го цер­ков­но­го го­да, мне пред­ста­ви­лось умест­ным за­пи­сать неко­то­рые бо­го­слов­ские со­об­ра­же­ния, уже дав­но по­се­ща­ю­щие мой ум. Поз­во­лю се­бе ими по­де­лить­ся. Быть мо­жет, ко­му-то они по­ка­жут­ся не со­всем три­ви­аль­ны­ми и всем хо­ро­шо из­вест­ны­ми.

В со­зна­нии каж­до­го че­ло­ве­ка, хо­тя бы пе­ре­ли­став­ше­го важ­ней­шие стра­ни­цы Вет­хо­го За­ве­та (соб­ствен­но Ев­рей­ской Биб­лии), ве­ро­ят­но, на­ве­ки за­пе­чат­ле­лись па­те­ти­че­ские (в ори­ги­наль­ном тек­сте сти­хо­твор­ные) сте­на­ния пра­вед­но­го Иова, же­сто­ко му­чи­мо­го Са­та­ной с поз­во­ле­ния (!) Бо­га. Он оспа­ри­ва­ет пе­ред ли­цом сво­их дру­зей и Са­мо­го Бо­га (Ко­то­ро­го он вско­ре да­же вы­зо­вет на ду­эль!) смысл зем­ной жиз­ни. Иов хо­чет по­вер­нуть вспять вре­мя жиз­ни: вновь вой­ти в утро­бу ма­те­ри и – раз уж ро­ди­те­ли за­ча­ли его без его поз­во­ле­ния! – про­сто вый­ти из неё мёрт­вым вы­ки­ды­шем, чтобы не взрос­леть и ни­ко­гда не стра­дать. Страш­ные сло­ва, рож­дён­ные страш­ной ре­аль­но­стью до­хри­сти­ан­ской безыс­ход­но­сти!

«По­сле это­го (по­сле об­ру­шив­ших­ся на него бед. – Ю. Р.) от­верз Иов уста свои и про­клял день свой. И на­чал Иов, и ска­зал:

„Да сгинет день, в ко­то­рый я рож­дён,
и ночь, что ска­за­ла: „за­чат муж!“
За­чем не умер я при ис­хо­де из чре­ва
и не сги­нул, вый­дя из недр?
То­гда ле­жал бы я, дрем­ля,
спал бы и был в по­кое“» (Иов.3:1-3, 11, 13).

(Пе­ре­вод С. Аве­рин­це­ва.)

Во­про­сы ри­то­ри­че­ские, это во­про­сы-упрё­ки зем­ной спра­вед­ли­во­сти, а зна­чит – и Са­мо­му Бо­гу, Ко­то­рый по­че­му-то (по­че­му? «вот в чём во­прос!») до­пус­ка­ет, чтобы нече­сти­вые бла­го­ден­ство­ва­ли, а пра­вед­ни­ки стра­да­ли. От­ри­ца­тель­ный от­вет за­ло­жен в этих ри­то­ри­че­ских во­про­сах. Спра­вед­ли­во­сти мож­но (?) – ино­гда мож­но – до­бить­ся толь­ко в зем­ной жиз­ни. А ес­ли не по­лу­чит­ся? То­гда – су­щий кош­мар.

К Иову при­со­еди­ня­ет­ся ещё один ав­то­ри­тет­ный до­хри­сти­ан­ский пес­си­мист, с ма­зо­хист­ским упо­е­ни­ем и ри­то­ри­че­ским уме­ни­ем разъ­яс­ня­ю­щий без­вы­ход­ную пер­спек­ти­ву че­ло­ве­че­ской жиз­ни.

«Все­му и всем – од­но: од­на участь пра­вед­ни­ку и нече­сти­во­му, доб­ро­му и зло­му, чи­сто­му и нечи­сто­му, при­но­ся­ще­му жерт­ву и не при­но­ся­ще­му жерт­вы; как доб­ро­де­тель­но­му, так и греш­ни­ку. Кто на­хо­дит­ся меж­ду жи­вы­ми, то­му есть ещё на­деж­да, так как и псу жи­во­му луч­ше, неже­ли мёрт­во­му льву. Жи­вые зна­ют, что умрут, а мёрт­вые ни­че­го не зна­ют, и уже нет им воз­да­я­ния, по­то­му что и па­мять о них пре­да­на за­бве­нию; и лю­бовь их, и нена­висть их, и рев­ность их уже ис­чез­ли, и нет им бо­лее ча­сти во ве­ки ни в чём, что де­ла­ет­ся под солн­цем» (Еккл.9:2-6). Жут­кий пес­си­мизм; но так го­во­рит Свя­щен­ное Пи­са­ние (ес­ли толь­ко мы по­ни­ма­ем эту Кни­гу в кон­тек­сте хри­сти­ан­ской Бо­го-че­ло­ве­че­скойпер­спек­ти­вы, а не как в иуда­из­ме или ис­ла­ме)!!!

Ин­те­рес­но, что эти пред­ста­ви­те­ли бо­го­от­кро­вен­но­го биб­лей­ско­го мо­но­те­из­ма вполне со­глас­ны в оцен­ке смыс­ла че­ло­ве­че­ской жиз­ни с бла­го­род­ным языч­ни­ком Фе­о­гни­дом Ме­гар­ским (VI век до Р. Х.), чьи­ми эле­ги­че­ски­ми ди­сти­ха­ми в ори­ги­на­ле я на­сла­ждал­ся в своё вре­мя на се­ми­на­ре из­вест­но­го уче­но­го-клас­си­ка Алек­сандра Гав­ри­ло­ва:

«Во­все на свет не ро­дить­ся – для смерт­но­го луч­шая до­ля,
Жгу­че­го солн­ца лу­чей сла­ще не ви­деть со­всем.
Ес­ли ж ро­дил­ся – спе­ши к во­жде­лен­ным во­ро­там Аида:
Слад­ко в мо­ги­ле ле­жать, чёр­ной укрыв­шись зем­лей».

(Пе­ре­вод Адри­а­на Пио­тров­ско­го)

Как ви­ди­те, ра­до­вать­ся по­яв­ле­нию че­ло­ве­ка на свет не при­хо­дит­ся: его ждут скор­би, а ес­ли и бу­дет он бла­го­по­лу­чен в крат­кой зем­ной жиз­ни, то, как го­во­рит Эк­кле­зи­аст (тра­ди­ци­он­но – это пре­муд­рый Со­ло­мон), – «од­на участь пра­вед­ни­ку и нече­сти­во­му». За­чем же то­гда до­би­вать­ся пра­вед­но­сти, ес­ли «нече­сти­вость» при­но­сит большие ба­ры­ши в зем­ной жиз­ни, – а дру­гой жиз­ни, как мож­но по­нять из этих строк, не су­ще­ству­ет (во вся­ком слу­чае, в том ви­де, как её по­ни­ма­ет хри­сти­ан­ское бо­го­сло­вие), а зна­чит – нет и «ком­пен­са­ции» за стра­да­ния. Оста­ёт­ся при­знать право­ту языч­ни­ка Го­ра­ция: «Carpe diem, ло­ви мо­мент»! Увы!

Иная пер­спек­ти­ва от­кры­лась для лю­дей с Днём Рож­де­ния Де­вы Ма­рии и Днём Рож­де­ния Её Сы­на. Имен­но от это­го Дня всё че­ло­ве­че­ство (да­же нехри­сти­ан­ское, воль­но или неволь­но, во вся­ком слу­чае, в до­ку­мен­тах ООН) от­счи­ты­ва­ет Но­вую Эру.

По­это­му мы не про­кли­на­ем, как Иов, а про­слав­ля­ем День Рож­де­ния – в на­шем слу­чае День Рож­де­ния Де­вы Ма­рии – как день все­лен­ской ра­до­сти – сло­ва­ми празд­нич­но­го тро­па­ря:

«Рож­де­ние Твоё, Бо­го­ро­ди­ца Де­ва,
ра­дость воз­ве­сти­ло всей Все­лен­ной:
ибо из Те­бя вос­си­я­ло Солн­це прав­ды – Хри­стос Бог наш.
Он снял про­кля­тие и дал бла­го­сло­ве­ние;
Он уни­что­жил смерть и да­ро­вал нам жизнь веч­ную!»

Во­об­ще же это очень важ­ная те­ма – от­но­ше­ние ко дню рож­де­ния. Цер­ковь не слу­чай­но вы­де­ли­ла для про­слав­ле­ния это­го Дня как та­ко­во­го три осо­бых празд­ни­ка (два из них – празд­ни­ки дву­на­де­ся­тые): День Рож­де­ния Сы­на Бо­жия (ро­див­ше­го­ся от зем­ной Ма­те­ри, но без зем­но­го от­ца; это – един­ствен­ный слу­чай в зем­ной ис­то­рии), Его Ма­те­ри Ма­рии (ро­див­шей­ся, как и все лю­ди, от зем­ных ро­ди­те­лей, но став­шей Ма­те­рью Сы­на Бо­жия, это то­же непо­вто­ри­мо), но так­же (и это зна­ме­на­тель­но!) и День рож­де­ния «обык­но­вен­но­го» че­ло­ве­ка (ро­див­ше­го­ся и умер­ше­го, как и все мы) – Иоан­на Пред­те­чи, пусть и ве­ли­чай­ше­го сре­ди рож­дён­ных жен­щи­на­ми, – как ска­зал о нём Сам Хри­стос). Здесь – со­во­куп­ность Дня Рож­де­ния все­го Бо­го­че­ло­ве­че­ства. По­это­му каж­дый че­ло­век, по­яв­ля­ю­щий­ся в мир, ста­но­вит­ся род­ствен­ни­ком по пло­ти Са­мо­го Бо­го­че­ло­ве­ка Хри­ста, Но­во­го Ада­ма, вос­приявше­го в Сво­ём во­пло­ще­нии всю пол­но­ту че­ло­ве­че­ской при­ро­ды и вновь при­ми­рив­ше­го с Бо­гом всё еди­ное че­ло­ве­че­ство, про­ис­хо­дя­щее от Ада­ма.

Во­об­ще же от­но­ше­ние ко дню рож­де­ния – лак­му­со­вая бу­маж­ка для вы­яв­ле­ния се­ми­ти­че­ско­го (вет­хо­за­вет­но­го) и ев­ро­пей­ско­го (под­лин­но хри­сти­ан­ско­го) мен­та­ли­те­та. Немно­го из­ме­нив из­вест­ную по­сло­ви­цу, мож­но ска­зать: «Ска­жи мне, как ты от­но­сишь­ся ко дню рож­де­ния, и я ска­жу – хри­сти­а­нин ли ты»!

Из ис­то­рии Церк­ви нам из­вест­но, что «ве­ли­кие» ере­си, сто­ле­ти­я­ми тер­зав­шие хри­сти­ан­ство, – ари­ан­ство, мо­но­фи­зит­ство, мо­но­фе­лит­ство, да­же ико­но­бор­че­ство, – име­ют се­ми­ти­че­ские ис­то­ки. В их ос­но­ве – недо­оцен­ка ми­ра и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды, неже­ла­ние со­гла­сить­ся с тем, что бо­же­ствен­ная и че­ло­ве­че­ская при­ро­ды мо­гут РЕАЛЬНО («рав­но­чест­но») со­еди­нить­ся друг с дру­гом и жить в гар­мо­нии. При этом че­ло­ве­че­ская при­ро­да не бу­дет по­дав­ле­на несо­из­ме­ри­мой бо­же­ствен­ной, не рас­тво­рит­ся в ней, как ку­сок вос­ка в до­мен­ной пе­чи или ку­со­чек са­ха­ра в ста­кане ки­пят­ка. Та­кие при­ме­ры при­во­ди­ли мо­но­фи­зи­ты, не со­гла­сив­ши­е­ся с дог­ма­том Хал­ки­дон­ско­го со­бо­ра (451 г.) о рав­но­чест­ном еди­не­нии во Хри­сте бо­же­ствен­ной и че­ло­ве­че­ской при­ро­ды. Хал­ки­дон­ский дог­мат мож­но на­звать глав­ным дог­ма­том Хри­сти­ан­ства как та­ко­во­го (да­же идея Тро­ич­но­сти при­сут­ство­ва­ла в ан­тич­ной язы­че­ской фило­со­фии на­чи­ная с ве­ли­ко­го Пла­то­на). Зна­ме­на­тель­но, что от­дель­но­го празд­ни­ка Рож­де­ства Хри­сто­ва до сих пор нет в ка­лен­да­рях Древ­них Во­сточ­ных Церк­вей (Копт­ской, Ар­мян­ской и др.), хо­тя они, ра­зу­ме­ет­ся, не от­ри­ца­ют факт Его рож­де­ния в Виф­ле­е­ме от Де­вы Ма­рии. (Но это – осо­бая те­ма.)

Важ­но пом­нить, что эти ере­си – во­сточ­ные по про­ис­хож­де­нию, где бы­ло (и оста­ёт­ся) ве­ли­ко вли­я­ние вет­хо­за­вет­ных (се­ми­ти­че­ских) тен­ден­ций. Про­ти­во­сто­ял этим раз­ру­ши­тель­ным для под­лин­но­го Хри­сти­ан­ства тен­ден­ци­ям пра­во­слав­ный Рим («ев­ро­пей­ское Хри­сти­ан­ство»). Зна­ме­на­тель­но, что и хал­ки­дон­ский дог­мат сфор­му­ли­ро­ван от­ца­ми Со­бо­ра на ос­но­ве По­сла­ния па­пы Льва Ве­ли­ко­го.

По­это­му для на­сто­я­ще­го хри­сти­а­ни­на день его рож­де­ния – не день тра­у­ра, как для пра­во­вер­но­го иудея (всё ещё жи­ву­ще­го «до Рож­де­ства Хри­сто­ва» и ожи­да­ю­ще­го при­ше­ствия мес­сии, ко­то­рый «на­ве­дёт зем­ной ми­ро­вой по­ря­док»), а ве­ли­чай­ший лич­ный празд­ник, – ведь Мес­сия-Хри­стос уже при­шёл и мы дав­но жи­вём в Его Цар­ствии – в Церк­ви Хри­сто­вой. В это труд­но по­ве­рить, на­блю­дая про­ис­хо­дя­щее во­круг нас. Но это так! В про­тив­ном слу­чае, го­во­ря сло­ва­ми апо­сто­ла Пав­ла, «Хри­стос на­прас­но умер» (Гал.2:21).

К со­жа­ле­нию, вет­хо­за­вет­ный мен­та­ли­тет неис­куп­лен­но­го че­ло­ве­ка, не ви­дя­ще­го в на­шем ми­ре Но­вый мир, вос­со­здан­ный Хри­стом (а ина­че Его при­ше­ствие бы­ло бес­смыс­лен­но), до сих пор при­сущ опре­де­лен­ной ча­сти ма­ло­об­ра­зо­ван­ных хри­сти­ан (в том чис­ле – увы! – и из свя­щен­но­слу­жи­те­лей), де­мон­стра­тив­но не празд­ну­ю­щих день сво­е­го рож­де­ния. (Хри­стос неда­ром пре­ду­пре­ждал: «Бой­тесь за­квас­ки фа­ри­сей­ской!» Это – «веч­ная пар­тия», пар­тия с за­шо­рен­ным, «за­кон­ни­че­ским» скла­дом ума. Пе­ред ни­ми на­прас­но «ме­тать би­сер»…) Они на­ив­но счи­та­ют, что по­сту­па­ют «по-пра­во­слав­но­му», а на са­мом де­ле «иудей­ству­ют»! Тем са­мым они ере­ти­че­ству­ют – от­ри­ца­ют аб­со­лют­ный смысл Дней Рож­де­ния Ма­рии и Её Сы­на, без Ко­то­рых (этих Дней) не бы­ло быСПАСЕНИЯ (бук­валь­но, в пе­ре­во­де с гре­че­ско­го, – ИСЦЕЛЕНИЯ) все­го Кос­мо­са и Ро­да Че­ло­ве­че­ско­го. (Хо­чет­ся ду­мать, что «хри­сти­ан­ские фа­ри­сеи» де­ла­ют это неволь­но, по глу­по­сти, но, ес­ли со­зна­тель­но вво­дят в со­блазн «ма­лых сих» – это не про­ща­ет­ся, – см.:Мф.18:6-7.)

Вот по­че­му для Церк­ви – это не да­лё­кие «ис­то­ри­че­ские» или «част­ные дни лич­ной био­гра­фии», а важ­ней­шие ве­хи ис­то­рии Спа­се­ния, став­шие ве­ли­ки­ми празд­ни­ка­ми, ко­то­рые мы бу­дем со­вер­шать и бу­дем по­учать­ся их смыс­лом «до скон­ча­ния ве­ка».

И на­ша об­щая мис­си­о­нер­ская за­да­ча – де­ли­кат­но и убе­ди­тель­но разъ­яс­нять это всем за­блуж­да­ю­щим­ся хри­сти­а­нам. А для это­го нуж­но мно­го учить­ся.

Впро­чем, бо­лее по­дроб­но обо всём этом – и о мно­гом дру­гом – мож­но бу­дет го­во­рить в свя­зи с празд­ни­ком Рож­де­ства Хри­сто­ва.

Ещё раз по­здрав­ляю всех с празд­ни­ком Дня Рож­де­ния Де­вы Ма­рии – празд­ни­ком воз­рож­де­ния че­ло­ве­че­ско­го до­сто­ин­ства в очах Бо­жи­их!

С.-Пе­тер­бург, 8/21.IX.2012 AD

Нов­го­род­ский ипо­ди­а­кон Ге­ор­гий Ру­бан

Источник: azbyka.ru

Хор духовенства совершает концертную поездку в Эстонию

SONY DSC

По благословению Высокопреосвященнейшего Варсонофия, митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского, Управляющего делами Московской Патриархии и по приглашению Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата Хор духовенства Санкт-Петербургской митрополии в юбилейный год своей деятельности совершил поездку в Эстонию.

SONY DSC

15 сентября в кафедральном соборе во имя св. блгв. кн. Александра Невского была отслужена праздничная Божественная Литургия в день 26-летия архиерейской хиротонии Высокопреосвященнейшего Корнилия, митрополита Таллинского и всея Эстонии. По окончании Богослужения состоялся 
концерт. В программе прозвучали духовные, народные и патриотические произведения. Особый отклик у слушателей вызвало сольное выступление заслуженного певчего Хора духовенства протодиакона Андрея Левина. Завершился концерт братским общением участников хора с духовенством собора и прихожанами.

IMG_7032

IMG_7033

16 сентября участники Хора духовенства молились за Божественной литургией в ставропигиальном Свято-Успенском Пюхтицком монастыре в Куремяэ вместе с настоятельницей игуменией Филаретой (Калачевой). После Богослужения для гостей была проведена экскурсия, во время которой клирики Санкт-Петербургской епархии посетили могилу князей Шаховских и пропели там «Вечную память». По окончании экскурсии в честь 125-летия обители участникам хора матушка игумения преподнесла памятные подарки. В свою очередь от всего Хора духовенства регент Юрий Герасимов преподнес игумении Филарете юбилейный альбом с фотографиями, выпущенный в год 45-летия Хора духовенства, среди которых есть снимки 80-х годов, на которых запечатлен исторический визит петербургского духовенства в Пюхтицы.

Пресс-служба Совета по культуре СПб епархии

В Петербурге состоялся городской фестиваль «Музыка на Неве»

dEFOas5IYOU

17 сентября на четырех самых известных площадях Санкт-Петербурга — Островского, Конюшенной, Исаакиевской и Биржевой — прошел музыкальный фестиваль под открытым небом «Музыка на Неве», организованный Комитетом по развитию туризма Санкт-Петербурга. В закрытии фестиваля принял участие ответственный секретарь Совета по культуре иерей Илия Макаров. Среди приглашенных гостей были: губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, вице-губернатор Санкт-Петербурга Олег Марков, председатель Комитета по развитию туризма Санкт-Петербурга Андрей Мушкарев, заместитель председателя Комитета по развитию туризма Римма Сачунова и генеральный директор туристической компании «Балтик Трэвэл Компани» Людмила Кудрявцева. 

Начиная с полудня, на открытых площадках выступали знаменитые музыканты, среди которых и представители Санкт-Петербургской митрополии — Женский хор под управлением Игоря Матюхова, который выступил с концертом на Исаакиевской площади. Исполнением произведений классической музыки выдающиеся мастера закрыли туристический сезон и открыли новую петербургскую традицию. Организаторы спланировали начало и окончание музыкальных представлений таким образом, чтобы петербуржцы и гости города смогли прогуливаться с одной площадки на другую и слушать классическую музыку различных стилей и эпох.

ххх

Кульминацией фестиваля стал большой гала-концерт на главной сцене – Биржевой площади, по окончании которого небо Петербурга озарил  красочный музыкальный фейерверк.

Атмосфера Санкт-Петербурга, его величие и богатейшее историческое и культурное наследие – все это вдохновляет творческих людей раскрывать свой талант и дарить свое мастерство людям. Санкт-Петербург всегда был лидером в развитии культуры, сохранении и преумножении традиций классической музыки. Многие известные композиторы и исполнители, вошедшие в мировую музыкальную элиту, родились или провели свою творческую жизнь на берегах Невы.

«Этот город всегда наполнен музыкой – от шелеста невской волны до «застывшей музыки» площадей и ансамблей, от геометрических линий Васильевского острова до барокко Смольного собора; он весь окольцован этой рекой – рекой музыки», – отмечает художественный руководитель фестиваля «Музыка на Неве» Александр Петров, профессор, народный артист России и художественный руководитель Санкт-Петербургского музыкального театра «Зазеркалье».