Страстная седмица: Великая Среда

В Великую Среду Церковь вспоминает блудницу, заслужившую похвалу, и апостола, чье имя стало символом предательства.

В Евангелии прямо не указывается, что женщина, возлившая миро на Спасителя в доме Симона прокаженного (Мф. 26, 6-13), была блудницей: сведения об этом сохранило лишь церковное предание, отразившееся в богослужении этого дня. Подтверждением истинности этого предания отчасти может послужить история другой евангельской грешницы, ранее поступившей подобным образом в доме Симона фарисея (Лк. 7, 37-50) и, возможно, ставшей примером и для блудницы, встретившейся со Спасителем в Страстную среду. В любом случае покупка драгоценного мира было реальным отвержением всей своей прошлой жизни: это благовоние стоило огромные деньги; по указанию евангелиста Марка, женщина истратила на него более 300 динариев (примерно годовой заработок наемного рабочего), — такую сумму можно было достать, только продав все свое состояние, оставшись ни с чем, отдав всё, что возможно, своему Господу.

Святитель Иоанн Златоуст говорит: «В то время как все прочие жены приходили только за получением исцеления телесного, она (грешница) пришла исключительно затем, чтобы воздать честь Иисусу и получить душевное исцеление». Христос обещает: «Где ни будет проповедано Евангелие сие в целом мире, сказано будет в память ее и о том, что она сделала» (Мф. 26:13). Тогда же в душе Иуды родилось преступное намерение предать беззаконному суду своего Учителя и Господа. Поэтому в церковной службе прославляется жена-грешница и проклинается сребролюбие и предательство Иуды.

В этот день совершается последняя за пост литургия Преждеосвященных Даров и в последний раз в конце читается молитва преподобного Ефрема Сирина «Господи и Владыко живота моего» с тремя земными поклонами. После этого до вечерни праздника Троицы (Пятидесятницы) в церкви перестают класть земные поклоны, кроме поклонов перед Плащаницей.

Песнопения из службы Великой Среды

Егда грешная приношаше миро, / тогда ученик соглашашеся пребеззаконным. / Овая убо радовашеся, / истощающи миро многоценное: / сей же тщашеся продати Безценнаго. / Сия Владыку познаваше, / а сей от Владыки разлучашеся. / Сия свобождашеся, / а Иуда раб бываше врагу. / Люто есть леность, велие покаяние: / еже мне даруй Спасе, / пострадавый о нас, и спаси нас. Когда грешница приносила миро, / тогда ученик сговаривался с беззаконниками. / Одна радовалась, тратя миро драгоценное, / другой же спешил продать Бесценного. / Та Владыку познавала, / а этот от Владыки отдалялся. / Та свободу получала, / а Иуда становился рабом врага. / Страшное дело – небрежение, / великое – покаяние: / даруй мне его Спаситель, пострадавший за нас, / и спаси нас.
О Иудина окаянства! / Зряше блудницу целующую стопы, / и умышляше лестию предания целование. / Оная власы разреши, / а сей яростию вязашеся, / нося вместо мира злосмрадную злобу: / зависть бо не весть предпочитати полезное. / О Иудина окаянства! / От негоже избави Боже, души наша. О жалкая доля Иуды! / Видел он блудницу, целующую стопы, / и замышлял коварно поцелуй предательский. / Она косы расплела, / а этот яростию связывался, / нося вместо мvра смердящую злобу: / ибо не умеет зависть предпочитать полезное. / О жалкая доля Иуды! / От нее избавь, Боже, души наши!

Читайте также

МДА приглашает на летнее обучение по двум программам
В Петербурге состоялась Межрегиональная научно-практическая конференция «Воспитание семейных ценностей: партнерство семьи, школы и общества»

Вся лента